Крымом будет «прирастать»…

23.02.2009
Единственное, что требуется для триумфа зла - это чтобы хорошие люди ничего не делали.
Эдмунд Бёрк

За 8 месяцев до официального распада СССР, 20 января 1991 года, 92% крымчан на общекрымском референдуме высказались за восстановление Крымской Республики. Учитывая волю крымчан, 12 февраля 1991 года Верховный Совет УССР принял Закон «О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики». После краха СССР, в период всеобщей эйфории суверенизации, Крым пережил едва ли не весь мировой опыт государственного строительства, в том числе президентскую и парламентскую формы правления. Пережил и период безвременья - без Конституции и полномочий, не раз оказываясь на грани межнациональных и социальных конфликтов, на грани гражданской войны.
Но крымчанам хватило мудрости не преступить грань и с точки зрения здравого смысла построить конструктивные отношения с государством Украина, людьми разных национальностей и мировым сообществом…

«…республике быть - вы еще вспомните мои слова!»
23 июня 1990 года в центре Симферополя у здания Крымского обкома компартии появился палаточный городок крымских татар. К палаткам были прикреплены куски обоев с надписями: «Верните нам Родину!», «Требуем прописки!» и «Да здравствует Республика Крым!». На ступенях обкома стояла милиция, а несколько поодаль - довольно внушительная толпа симферопольских студентов. Вернее, две толпы напротив друг друга. Одна часть студентов пришла «показать кузькину мать татарско-фашистским прихвостням». Вторая - не дать первым показать эту самую «кузькину мать». Представители правопорядка явно нервничали, и к студентам и к палатками близко не подходили. Но на всякий случай поставили несколько десятков солдат в кассах со щитами и дубинками в руках между студентами и палатками.
Более всего представителей власти смущал окруженный студентами пожилой человек со знаком «Почетный чекист СССР» на лацкане пиджака и солидной колодкой орденских планок на груди. Они уже знали, что он бывший начальник охраны Советского правительства в Крыму и бывший заместитель начальника ялтинского управления КГБ СССР. А еще они знали, что он офицер действующего резерва КГБ СССР. Знали, что на площадь его никто не вызывал, но подойти к КГБешнику и «Почетному чекисту» побаивались: кто его знает, что он здесь делает и что у ГеБешника в голове.
Примерно через час студенческая толпа стала таять - молодежь тихо-мирно расходилась в разные стороны, а возле КГБешника осталось всего с полсотни молодых людей. Внезапно седовласый чекист развернулся и пошел к палаткам, студенты за ним.
Солдаты напряглись: приподняли щиты и угрожающе выставили дубинки. Занервничали и милиционеры на ступенях обкома партии. Молча, тяжело смотрели на приближающуюся толпу и татары…
А студенты и пожилой КГБешник подошли к «фашистским прихвостням» и стали что-то им говорить. Потом начали пожимать им руки, развернулись и встали вместе с крымскими татарами лицом к солдатам, ощетинившимся щитами и дубинками.
- Да здравствует республика Крым! - громко и внятно воскликнул КГБешник. И его тут же поддержали студенты и крымские татары.
Со ступенек Крымского обкома партии спустился какой-то человек в черном костюме, раздвинув солдат, подошел к палаткам и, остановившись напротив КГБешника, с укоризной произнес:
- Что же вы делаете, Федор Иванович? Вы же офицер! Чекист! Коммунист! Вы не можете быть с этими… С ними. Они ведь…
- Они вернулись на Родину, - прервал человека в черном костюме Федор Иванович. - И вы, Виталий Николаевич, как никто другой, об этом знаете. Вы ведь были в 67-м в Кремле, когда были сняты все обвинения с крымскотатарского народа. Были - и 20 лет не пускали! Они, как и я - коренные крымцы, и они вернулись на Родину. На свою Родину. Не ужели не понятно? А вы натравливаете крымцев на крымцев. Поэтому вижу один выход из создавшейся ситуации - воссоздание Крымской Республики. Где все народы будут равноправны. И, что бы вы не делали, республике быть - вы еще вспомните мои слова…
Тем КГБешником был брат моего отца - Федор Иванович Чердак. А я тогда был одним из студентов Симферопольского госуниверситета. И я горжусь тем, что хоть в какой-то мере причастен к рождению Республики Крым, моей Республики.
Почему моей? Потому что на одном из камней в основании керченского храма Иона Предтечи вырезана моя фамилия. Вырезана она моим предком древнегреческими литерами тысячу лет тому назад. И тысячелетие мои предки жили в Крыму бок о бок с разными народами. Жили мирно, по-соседски, помогая друг другу в лихую годину куском хлеба, пряча соседей-евреев от нацистов, крымских татар от НКВД, а в начале 90-х давая крышу над головой вернувшимся из депортации. И потому что я не хочу, чтобы народы Крыма вновь пережили ужас депортации. Не хочу, чтобы в Крыму вновь, как это было в 30-е годы, создавали резервации для евреев.
Именно поэтому 18 мая я пойду с цветами на траурный митинг к памятнику Жертвам депортации крымскотатарского народа. Именно поэтому я пойду к памятнику и 22 июня - день расстрела крымских немцев, и 26 июня - день депортации греков, армян, болгар… Именно по этому 20 января я каждый год отмечаю день Республики Крым - гаранта мирной жизни крымцев.

Крым - приграничье…
Хотим мы того или нет, но наше общество, то есть мир людей, состоит из двух частей: Восток и Запад. И это не абстрактные географические названия, а два реально сосуществующих мира, каждый со своим жизненным укладом, своей религией, мировоззрением. В чем-то эти миры схожи, а в чем-то - антагонистичны.
Общепризнано, что Западный мир в своей сущности прагматичен и рационален; и порой рационален до жестокости. В Восточном мире больше мудрости, чем рационализма, и он скорее философичен, чем прагматичен. Другими словами, мир Запада в своем бытии большей частью опирается на рассудок, а мир Востока - на «сердце», то есть, - на духовность. Это как мужчина и женщина, как одна семья: мужчина - отец, добытчик, кормилец, он и должен быть рассудочен, то есть, рационален и прагматичен; а женщина, в первую очередь - мать, и, как каждая мать, она «думает» сердцем, зачастую вопреки логике и здравому смыслу.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: раз есть два мира, то должно быть и приграничье - место, где они должны соприкасаться, граничить друг с другом. Понятно, да и простительно, что в приграничье два разных мировоззрения время от времени должны конфликтовать: как бы дружно не жили муж и жена, всегда найдется повод для непонимания, недоразумения, пусть крошечного и вздорного, но найдется.
Выходов из конфликтной ситуации между мужем и женой множество: начиная от самого безобидного - «ночь помирит», до самого страшного - кровопролития. Бесспорно, что есть и счастливые семьи, где «муж и жена - одна сатана» и внутрисемейные конфликты сводятся к недоразумению и разрешаются к общему удовлетворению. Но, увы, жизнь показывает, что семей, где взаимоотношения супругов строятся на взаимоуважении и любви, немного. Зато такие семьи весьма стабильны - разрушить такую семью может только естественная смерть супругов. Или же внешнее вмешательство – и это опять-таки смерть одного из супругов, но от руки завистника.
Жизнь доказывает, что самые счастливые семьи создаются между яркими противоположностями. Обычно процесс создания такой семьи начинается с конфронтации будущих супругов, что вполне согласуется с народной мудростью: «милые дерутся - только тешатся». Именно с конфронтации славян с крымскими татарами началось возрождение Республики Крым. Думаю, что крымчанам памятны те страшные дни начала 90-х, когда на дорогах стояли танки и бронетранспортеры. Думаю, что в душах крымских татар и по сей день притаился колючий комок обиды на крымчан-славян за то, что татар не прописывали на полуострове, отказывали в устройство на работу, бульдозерами сносили их дома и, чего там греха таить, просто измывались над ними, называя фашистскими прихвостнями, оккупантами.
С того смутного времени минуло почти 20 лет и страсти поутихли. Нет, не канули в небытие, а только поутихли. А на смену утихающим страстям потихонечку приходит взаимопонимание, добрососедство, уважение к инакомыслию. Яркое подтверждение тому - 18 мая, когда в крымских городах к памятникам жертв депортации крымскотатарского народа несут цветы не только крымские татары, но и русские, и украинцы, и евреи, и греки…

Еще чуть-чуть, еще немного времени и в Крыму родится новая семья - крымский народ, свободный от межнациональных предрассудков. Другими словами, нынче в Республике течет процесс синтеза или, что вернее, слияния культур Запада и Востока: рассудочного прагматизма и мудрой философичности Востока.
Почему я так в этом уверен? По нескольким причинам. Во-первых, потому что как и прежде, до депортации, в Крыму в большом числе появились смешанные семьи, например - славянско-крымскотатарские. Во-вторых, в смешанных семьях зачастую часть детей христиане, а часть - магометане, то есть возрождаются славные традиции Крымского ханства: веротерпимость, уважение чужих чувств, чужого мировоззоения. В-третьих, в нынешних подрастающих поколениях крымчан умирает понятие «национальность», взамен которому приходит мировоззренческое понятие нового этноса - «крымчанин».
Наверное, можно предположить, что на крымском полуострове рождается новая общность людей, свободных от националистических и религиозных предрассудков, новый этнос - «крымчанин» или, как нынче говорит молодежь, «крымцы». И эта общность уже заметна и с нее нужно брать пример всему украинскому сообществу, и не только…
Надеюсь, что все, здесь сказанное мной, прекрасно понимают здравомыслящие люди, понимают, что и Украина и Россия будут, как когда-то говорил в отношении Сибири Михаил Ломоносов, «прирастать» Крымом, новой общностью людей - крымцами, которые, хочется надеяться, всегда будут толерантными.
Александр Чердак для kport.info


Уважаемые читатели! "Залайкать" и "твитнуть" - лучший способ сказать интернет-ресурсу "спасибо":



Возврат к списку

(Голосов: 5, Рейтинг: 3.75)



На главную раздела